Владимир Александрович
Разумный

Наталья Алексеевна Ветлугина

С грустью читаю многие публикации иностранных авторов по проблемам современной культуры и педагогики, словно половодье затопившие все лотки - развалы и немногие выжившие книжные магазины. Нет, отнюдь не потому, что в нашем распоряжении ныне изобилие публикаций , которые ранее были ведомы лишь узкому кругу посвященных. Подобное изобилие - дело благое для движения жизни духовной. Тревожит иное - тенденциозное забвение в них реальных достижений русских ученых, более того - откровенно компилятивная их переработка под флагом теоретических новаций. Мы, люди старшего поколения, многоопытные и повидавшие виды, с изумлением узнаем, что теорию клубной работы, принципы новых образовательных систем, открытых великими русскими учеными - первопроходцами, выдвинутые ими уникальные и нетрадиционные педагогические технологии нашему заинтересованному читателю предлагается изучать по дурной, а порою - и просто по искаженной копии. Грустно, но не безнадежно, ибо манипулировать духовностью народа можно лишь в ограниченных временных пределах, да и то преимущественно в шоковых социальных ситуациях.

Минутами духовного очищения и утверждения в символе веры, раз и навсегда избранном мною, неизбежно становятся систематические учебные встречи с клубными работниками, руководителями детских художественно - образовательных учреждений разного типа, детских библиотек и кружков, выживших вопреки разрушительному цунами, почему - то именуемому "реформами". Они дают радостное ощущение неразрывности поколений и традиций русской цивилизации. А порою вызывают в воображении творческий облик тех, с кем прочно связала меня судьба и кто с полным основанием может быть назван национальной гордостью России.

Однажды слушатели, рассказывая о новом и поучительном опыте художественно - творческого развития детей в интегративных центрах образования, начали страстно доказывать уникальное значение системы и технологии эмоционального развития ребенка Натальи Алексеевны Ветлугиной. Они становились все более напористыми и чуть ли не агрессивными, явно озадаченные моей затянувшейся улыбкой. А в моем сознании , словно голографическое изображение, возникал облик бесконечно дорогого и близкого мне человека, с которым довелось пройти по жизни не одно десятилетие, пройти в упорной борьбе за реализацию неисчерпаемого духовного потенциала ребенка. Облик многомерный и поливариантный, синтезирующий черты выдающегося первооткрывателя новой педагогики художественного развития ребенка, фактически используемой ныне в практике многих стран, воспитателя целой плеяды педагогов - исследователей системы дошкольного образования в России, равно как и далеко за ее нынешними пределами, от Латвии до Вьетнама, от Франции до Китая, доброго человека и верного друга.

Наверное, сама Наталья Алексеевна Ветлугина и не ведала, что нашу близость и единомыслие во многом предопределила другая великая женщина России - Валентина Николаевна Шацкая. Именно она, о чем мне уже довелось рассказывать, страстно поддержала первые шаги своих молодых сотрудников по существовавшему некогда Институту художественого воспитания детей, возглавлявшемуся ею. Не буду еще и еще раз перечислять их славные имена, ставшие достоянием истории культуры России ,в ряду которых особое место по - праву принадлежит Н.А.Ветлугиной. Скажу лишь, что с той поры делал все возможное и невозможное для рецензирования, для издания ее книг вопреки всем незримым препонам в руководимом мною издательстве, в том числе и фундаментальных, принесших ей мировое признание, безотказно выступал официальным оппонентом как на защите ее докторской диссертации, так и на многочисленных защитах ее учеников и последователей. Основательное знакомство со всеми ее научными публикациями, а также десятилетия непосредственного творческого общения и непрерывных дискуссий /как в традиционной научной среде, так и в ежедневных квартирных посиделках, ибо мы были соседями/ дают мне достаточное основание и моральное право высказать некоторые общие суждения об историческом значении Н.А.Ветлугиной для одной из важных сфер русской духовности.

Кратко - об ее научных открытиях, которые живут и ныне в организации художественного творчества детей, будь то детские сады, являвшиеся гордостью России и базой гармоничного развития наших малышей, буквально варварски разрушенные ныне "реформаторами", либо выжившие вопреки этому варварству клубные учреждения. Именно она/ в сотрудничестве с другим выдающимся ученым и педагогом академиком А.В.Запорожцем, многие годы руководившим Институтом дошкольного воспитания, кстати - тоже уничтоженным/ отработала общие принципы системы художественно - творческого развития дошкольников, взаимосвязи в ней разных типов образного самовыражения ребенка. Показывая уникальное значение музыкальной деятельности в целостной и педагогически - обоснованной системе, она многие десятилетия закладывала тот фундамент музыкальной педагогики, ее дидактики и практических технологий, на котором по сути дела базируются и поныне все труды исследователей и педагогов - практиков, что невольно подтвердили и мои слушатели - профессиональные музыканты.

Придет время - и история все расставит на надлежащие места, даст и оценку общего вклада Н.А.Ветлугиной в науку. Сейчас моя задача значительно скромнее - дать импрессионистические наброски к будущему объективному портрету. Первое общее впечатление - ее бескомпромиссность в научных суждениях. Вспоминаю,как в те дни, когда Д.Б.Кабалевский начал "пробивать" разрабатываемую им программу преподавания музыки чисто силовыми методами, исключавшими иные варианты музыкальной педагогики, традиционно основывающиеся на музыкальной деятельности ребенка, на пении и музицировании, она при мне в ночном телефонном разговоре высказала ему решительные возражения, аргументированно и резко. В той ситуации ее поступок был актом гражданского мужества ученого. Понимая ее бесспорную научно - педагогическую компетентость и нелицеприятность, всегда старался дать ей прочитать рукопись своей новой книги. Впрочем, так поступали и будущие ученые, подготавливавшие к защите диссертации, как ее ученики, так и бесчисленные визитеры из самых разных городов страны. Когда бы я не заглядывал к ней - ранним утром или далеко заполночь, квартира была заполнена людьми, которых,кстати, она кормила и привечала как родных,прописывая, а порою - и переписывая заново их труды. Неплохо было бы , например, вспомнить об этом факте тем десяткам и десяткам педагогов - исследователей и ученых из Прибалтики, где в итоге воссторжествовала система Н.А.Ветлугиной, о чем и не подозревают легковесные туристы, восхищенные ее видимыми результатами как достижением "цивилизованных" стран.

Второе общее впечатление - духовная отзывчивость, доброта, то непередаваемое своеобразие русской женщины, описать которое было дано лишь гению Н.А.Некрасова. Рано потеряв в годы Отечественной войны мужа, погибшего на фронте, она навсегда и непреклонно осталась верна его памяти. Не отличаясь особым здоровьем, многие десятилетия она пригревала в малогабаритной квартире сестер, почти прикованных к постели. До сих пор в моей семье живут как легенда воспоминания о тех днях, когда мы с женой могли вырваться в театр или на концерт, вручая маленьких детей ее попечению. Лишь у нее жители кооперативного дома педагогов всегда могли взять взаймы ту или иную сумму "до зарплаты", что бывало зачастую необходимо для многих в те трудные семидесятые годы, когда начались очевидные и на мой взгляд - спровоцированные вполне сознательно и целенаправленно нашими политическими лидерами экономические трудности, вполне нелепые для великой и победоносной страны. Более того, она охотно собирала у себя в квартире соседскую детвору, радуя малышей незатейливыми лакомствами собственного приготовления. И конечно же, все они собирались у "тети Тали" на волшебную новогоднюю елку.

Как представитель бессмертной когорты русской интеллигенции, Н.А.Ветлугина отличалась независимостью суждений, отрицанием любых авторитетов, кроме истины, четкостью и незыблемостью идейных ориентиров. Когда на смену когорте аморфной и разношерстной массе журналистов, художников, научных работников,амбициозно и безосновательно присвоивших себе святое для России наименование "шестидесятников" пришли поборники сверху дарованной гласности, наперегонки бросившиеся поносить выстраданные Россией идеалы социализма,реального равенства и социальной справедливости, когда модой стало сбрасывание/ в какой уже раз!/ "с корабля современности" всех, в том числе и педагогических авторитетов мирового значения типа А.В.Луначарского или А.В.Макаренко, Н.А.Ветлугина, прикованная к постели неизлечимой болезнью, систематически звонила мне по телефону и резко называла все происходящее позорной бесовщиной. Наверное, она даже не подозревала всей степени своей правоты в оценке трагических событий, уже сотрясавших Россию!

Работая над очерком о моем верном и талантливом друге, решил проверить, кто из академических светил, сотрудничавших с нею многие годы, знает ее труды, от первой книги о системе эстетического воспитания в детском саду до завершающего и обобщающего труда, принесшего ей мировое признание - книги "Художественное творчество и ребенок". Поразительно, но факт - ни один из них ничего не помнит. Не бесовщина ли это в ином, "интеллигентном" обличьи ? А вот совсем еще юные клубные работники из Магадана и директора художественно - образовательных центров Волгоградской области работают с детворой и сегодня "по Ветлугиной", пользуются отработанными ею в многолетнем эксперименте раздаточными материалами и пособиями, отлично знают все ее публикации - от фундаментальных книг до нотных сборников. И подумалось - реальное имени Н.А.Ветлугиной - ученого и педагога, безусловно равнозначное по значению имени Марии Монтессори,предопределено незримыми, но вулканоподобными сдвигами в духовной жизни России, но отнюдь не околонаучными играми педагогических калифов на час. Их время - истекает...