Владимир Александрович
Разумный

Григорий Постников

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ

Открытия в области науки и техники всегда поражают наше воображение, вызывают вполне оправданное восхищение, я бы даже сказал - духовную эйфорию. Чувства эти имеют вполне фундаментальную основу, ибо каждое из таких открытий, безотносительно к его масштабу, будь то изобретение колеса либо создание атомной энергетики умножает вселенскую силу человека, этого самого загадочного из всех существ мироздания. Некоторым же из таких открытий или прорывов в науке и технике суждено выломаться из общего ряда, стать символами целой эпохи или эры на торном, противоречивом пути человечества. Свидетелями возникновения и фантастического по масштабам, вполне подобного взрыву сверхновой зарождения такой эры, получившей после запуска первого советского спутника наименование космической были все мы, земляне старшего и среднего поколения.

В космическую эру изменилось все устоявшееся и казавшееся незыблемым: глобальные средства связи и метеорология, принципы и способы изучения недр и предсказаний земных катаклизмов, навигация и определение индивидуальных координат любого объекта, вплоть до отдельного человека. Наверное, нет ныне ни одной сферы нашего бытия, которая не изменилась бы в соответствии с возможностями и требованиями космической эры. Эмоциональный мир в этом отношении - не исключение, о чем свидетельствуют художественные открытия космической эры.

Одно из них возникало на моих глазах; более того, горжусь тем, что во имя его утверждения пришлось и мне поломать немало копий. Речь идет о знаменитой скульптуре Григория Постникова " В космос ", ныне установленной на территории Центра подготовки космонавтов. Боевой военный летчик, он всецело отдал и свой незаурядный талант художника, и темперамент бойца космической теме. Понимая, что ее решение немыслимо в классических пластических формах, равно как и в хитроумных абстракциях элитарного плана, он сознательно, я бы сказал - с фанатической решимостью решил продолжать те традиции советской монументальной пластики, которые, словно историческими вехами, отмечены такими творениями, как " Булыжник - оружие пролетариата " Ивана Шадра, " Рабочий и колхозница " Веры Мухиной, " Перекуем мечи на орала " Евгения Вучетича. Об этом он мне сам рассказывал позднее, когда наши отношения переросли в настоящую мужскую дружбу. Ведь талантливые, самобытные пластические решения классиков нашей скульптуры еще и еще раз доказали неисчерпаемые возможности реализма, выразительных возможностей предметной реалистической формы

Подступами к космической теме были широко известные / и столь же широко обсуждавшиеся и осуждавшиеся некоторыми критиками / композиции как " К звездам", " Эра космоса ". В них уже определялся, выкристаллизовывался основной принцип поисков скульптора: широкое обобщение символического плана в ясной и четкой реалистической, предметной форме. Своеобразным итогом исканий ваятеля явилась скульптура " В космос", изображения которой в журналах и на марках, даже копии сразу же разошлись по стране, но скульптура в ее первозданности не была доступна зрителю и скрыта от него стенами полуразрушенного московского монастыря. Редакция газеты " Советская культура" попросила меня разобраться в этом парадоксе. Помню дождливую ночь - и неожиданно возникшее передо мною в свете прожекторов рукотворное чудо - человек, устремленный в Космос в неудержимом порыве, человек, прорывающийся в космические дали. Четкая моделировка, звонкая пластичность решения, точно найденная композиция, талантливое сочетание реального и условного - все это лишь холодные искусствоведческие термины, не выражающие главного - пафоса скульптурной композиции. Раз увидев ее, запоминаешь навсегда. И кажется, что нет и не может быть другого решения творческой задачи поэтизации прорыва человека в космос.

Главное в композиции - не передаваемая словами экспрессивность образа покорителя космоса. Он весь - в космическом полете, к далеким, неведомым мирам, к которым он несет разум, красоту, добро человеческого бытия. Весенним очарованием дышит лицо посланца Земли; сохраняя необходимую для монументальной композиции обобщенность, оно светится той прелестью интеллектуальной жизни, которая навсегда осталась исторической приметой поколения Гагарина.

Потрясенный, начал упорную борьбу за произведение Г. Постникова. С кем? С тем вязким и неопределенным нечто, от века преследующим талантливого человека на Руси. Не столь уж важно теперь, кто не поддержал мое предложение о присуждении Григорию Постникову Сталинской премии. И абсолютно безразлично, чьи " дружеские руки " перечеркнули мое предложение, высказанное в " Вечерней Москве " - " Этой скульптуре место в Москве! ". Перечеркнули, вопреки широчайшей поддержке общественности.

Прекрасное - бессмертно. И уже через некоторое время скульптура оказалась не на том месте, которое мне удалось выторговать в журналистских баталиях - у входа на стадион ЦСКА, а на более почетном и исторически значимом - на площади в академии им. Гагарина. Там росчерком руки Юрия Гагарина было положено прекрасное и трогательное начало - давать право увековечить на скульптуре автограф каждому новому, только что вернувшемуся из космических далей экипажу. На фото, с автографами Г. Постникова и Ю. Гагарина, врученному мне скульптором в тот памятный день, стоят подписи Николаева и Поповича, которым в ту пору приходилось готовиться к первым легендарным космическим полетам. А на монументе была высечена роспись Юрия Гагарина: