Владимир Александрович
Разумный

Николай Михайлов

Словно опавшие,преждевременно пожухшие листья уносятся ветром истории в пучину забвения "герои дня",амбициозные и жуликоватые,всерьез убежденные в своем значении как исторически масштабных фигур.Их трубадуры,еще обладающие монополией на средства электронной иформации,тщетно пытаются поддержать на плаву своих уходящих в небытие хозяев,скрыть их духовное убожество,выставить незадачливых политиков в выгодном свете,и прежде всего-в сравнении с общественными деятелями советского периода.Мы,люди того периода,можем противопоставить липкой лжи только правду,и прежде всего-истину лично пережитого,постигнутого в общении с теми,кто уже не может сам за себя постоять...

Николай Михайлов памятен моему поколению как вожак комсомола,как лидер той организации молодежи,которая объединяла ее на романтику созидания,на победу в великой битве с фашизмом и от которой по неразумию правителей остались лишь названия газет да улиц.Паренек из московской рабочей семьи,он прошел сложный,порою-тернистый путь государственного деятеля-от редактора многотиражки "Мартеновка" на "Серпе и Молоте" и ответственого редактора "Комсомольской правды" до первого секретаря ЦК ВЛКСМ,министра культуры страны,председателя Комитета по печати.Оценка всей его творческой деятельности-за объективными историками-Мои же личные впечатления-только штрихи к портрету.

В 1939 году режиссер Александр Разумный,подружившийся с чудесным детским писателем Аркадием Гайдаром,привлек его,переживавшего труднейший период жизненных неурядиц,к работе над фильмом "Тимур и его команда".Начинался предсъемочный период-но"инстанции"молчали,консультировались с чиновниками из Наркомпроса.И вдруг,словно обвал в горах,громыхнуло заключение "просвещенцев":сценарий антипедагогичен,ибо не может наш школьник бить хулигана Мишку Квакина! Растерявшийся от подобной благоглупости Гайдар всерьез приуныл,но помощь пришла неожиданно-Николай Михайлов,высмеяв унылых блюстителей нравственности,отстоял сценарий в его первозданном виде.

Через тридцать лет,в своем кабинете руководителя Комитета по печати,он полушутя,полусерьезно рассказывал мне,неожиданно ставшему к тому времени директором издательства "Педагогика",что помог ему рассказ о детских потасовках за правду,в которых участвовал он сам и которые также испытал в революционные годы один из тех политиков,от которых зависела судьба фильма.Прерву логику очерка-как все-таки жаль,что нет теперь рядом с нами людей такой решимости,которые смогли бы,например,подсказать предельно политизированным "просвещенцам",что негоже кроить курс литературы в школе на потребу конъюнктуре,зыбкой и тлетворной,выбрасывая из него и "Тимура и его команду",и многое другое,без чего нет России двадцатого века.

Жаль и то,что исчез рабочий стиль общения этих людей-человечный,принципиальный и как говорят у нас на Руси-задушевный.Мне,равно как и любому другому директору издательства никогда не приходилось "записываться" к нему заранее на прием или выстаивать перед каким-нибудь клерком в ожидании,когда начальство соизволит отобедать,что вскоре стало общепринятым правилом поведения,и притом-далеко не только в Комитете по печати,но и во всех властных структурах в предверии "перестройки".Входил свободно,как к товарищу по общему делу,а если же попадал на краткие минуты обеда ,то сразу же оказывался за столом,где,собственно говоря,и начинался общеинтересный разговор.Не скрою-мне,прошедшему выучку фронтовой дружбы безотносительно к рангам,такой стиль импонирует куда больше,чем торжествующий ныне стиль правящей "элиты",навсегда припечатанный М.Е.Салтыковым-Щедриным в "Истории одного города"

Корректность и задушевность он переносил и на внеслужебное общение.Стоило мне передать ему отрывки из книги Александра Разумного "У истоков.Воспоминания кинорежиссера",как через день-другой получаю записку:"Уважаемый Владимир Александрович!Не писал Вам,так как не был в Москве.Журнал,в котором опубликованы отрывки,посмотрел.Надеюсь,что будут новые интересные страницы.Взял книгу "М.Гвардии" под названием "Общество и молодежь".Она открывается предисловием В.Столетова,думаю,что Вам стоит познакомиться.С уважением.Н.Михайлов."Увы,нынешние "лидеры",к которым порою мне приходиться обращаться во имя интересов наших детей,нашей молодежи,предпочитают глухо отмалчиваться...

Вместе с тем духовная чуткость и интеллигентность поведения органически сочетались у Николая Александровича Михайлова с жесткостью,пожалуй-даже с нетерпимостью ко всему,что выходит за рамки добропорядочности.Вспоминается,что в научной деятельности всегда рядом оказывается особый тип рвущихся в науку молодых людей,посвящающих тебе любые публикации,рьяно провозглашающих тебя чуть ли не главой школы,готовых оказывать любые бытовые "услуги"вопреки этике общения.Крутился и около меня такой весьма симпатичный на первый взгляд молодой человек,которому мне довелось помочь при поступлении в аспирантуру вопреки унылым доносам кадровика,а затем-устроиться на работу,что было не таким простым делом из-за трагической судьбы его родителей,ставших жертвой оголтелых репрессий.По случайному совпадению,в этом же издательстве готовилась к публикации моя новая книга,но нормальный издательский процесс неожиданно дал сбой.Как оказалось,на рукопись пришла закрытая рецензия от...заместителя главного редактора,сиречь-от моего подопечного,впоследствии достигшего в науке степеней известных.Кстати,стремившегося поддерживать со мною прежние,вполне доверительные отношения.Алогизм происшедшего настолько потряс меня и всех моих коллег не по сути/в конце концов,любое критическое суждение о рукописи целесообразно и полезно,ибо дает автору повод для самооценки/,но по безнравственности любой анонимности,что сразу же обратился к Н.А.Михайлову.Эффект был неожиданен-спустя весьма краткий отрезок времени в издательстве появился сам председатель Комитета по печати и там же отдал приказ об увольнении ретивого анонимщика.Впоследствии,уже в бытность мою в должности директора издательства,он красочно и с юморком рассказал о неизвестных мне тогда деталях прискорбного эпизода,подчеркнув:"Впрочем,дело не в Вас,а в типологии перевертышей!Да,страшноваты они всегда,во все времена".Напомню-был на исходе всего лишь 1968 год!

И как же мне вспомнились эти слова впоследствии,когда узнавал от случайных и неслучайных знакомых,что мой "подопечный",сумевший стать в свое время секретарем партийной организации академического института,громил с кафедр партию как "преступную организацию"и лихо открещивался от тех теоретических идей,которые проложили ему путь к степеням и званиям.

Ныне стало модой посмеиваться над таким понятием как политическая интуиция!Над гуманистическим,личным духовным качеством людей,подобных Николаю Михайлову! Нам бы еще и еще раз позаимствовать их опыт и принципиальность накануне тех великих политических испытаний,которые уже потрясают Россию и в которых каждый должен сделать ответственный выбор,разбираясь в словах и делах будущих лидеров,учитывая последствия этого выбора для отчизны.