Владимир Александрович
Разумный

Алексей Кушнир

Конечно,потряс - результат массового эксперимента "по Кушниру",в ходе которого дети при обучении чтению перекрыли в восемь-десять раз все существующие условные годовые нормативы при снижении учебной нагрузки на ребенка и при отсутствии пресловутых "домашних заданий",алогичных,как и традиционная школа в ХХ1 веке.Не могли не увлечь и его технологические приемы, которыми он щедро, без утайки, без амбициозности первооткрывателя делится с заинтересованным читателем,предлагая ему и дневник - ежедневник для каждого цикла занятий, и характеристику всех необходимых технических средств, и корректное описание приемов индивидуального подхода к сотрудничеству с ребенком.Оговорюсь - не приемов "быстрочтения", которые опробовал и автор, но способов привития ребенку навыков информационного чтения.Сразу же мысленнно разделил с ним и вполне реальную угрозу,исходящую не только и не столько от традиционных специалистов, обычно весьма болезненно реагирующих на любые изменения в ставшей для них привычной и удобной "учебной деятельности" по отработке навыков чтения /чтение по слогам,вслух, вставление пропущенных букв в бесконтекстные произведения и т.д/, но прежде всего - от власть предержащих, от нынешней "правящей элиты".Не без сарказма поэтому он вопрошает ,что же будут делать эти полуграмотные люди ,если все десятилетнее население государства поголовно прочитает "Всемирную Детскую Энциклопедию " в сотню томов!

Вчитываясь еще и еще раз в текст "Азбуки чтения" А.Кушнира, закономерно подходишь к раздумьям куда более широкого и масштабного плана, чем те, которые может породить самая совершенная в операционном аспекте технология научения ребенка навыкам чтения.Точнее - не подходишь, а идешь от откровения к открытию вместе с автором как с лингвистическим Овидием. Задумаемся вместе с ним:почему дедушки и бабушки наши, усаживая нас рядком, позволяя следить за смыслом прочитанного на волшебных страницах книг, обучали навыкам чтения куда более эффективно и природосообразно, чем унылые методисты разных рангов и ученых степеней, изобретающие вновь и вновь примитивные логические алгоритмы, механистические упражнения /порою даже называемые "играми"/,которые учат читать, чтобы...потом читать! Постараемся озадачиться и тем,что все великие цивилизации, все народы задолго до изобретения института школы и первоначального обучения ребенка в ней чтению как особой "деятельности",оторванной от его потребности осознания значимости этой деятельности, от заинтересованного чтения, преотлично формировали Читателя,человека,для которого чтение и усвоение смысла прочитанного - нераздельны. И тогда мы не можем не согласиться с выводом ученого:"Исконный образ жизни должен лежать в основе природосообразной, поэтому эффективной,педагогики". Именно он, наш исконный образ жизни, подсказал масштабное осознание простой истины - ребенок, живущий рядом со взрослыми, в их большом мире, учитывающий их ценностные ориентации, установки, симпатии и антипатии и т.д, отчетливо осознает как самоочевидную истину тот факт, что все люди читают отнюдь не для того, чтобы воспроизвести по графическим знакам - звуки, но для того ,чтобы понимать смысл прочитанного, узнавать что-то очень важное и интересное. Так возникает педагогическое обобщение нового, высшего уровня:" Лишь полнота жизненных связей и отношений может воспитывать полноценную личность ,а чтение как любой феномен человеческой жизни, должно войти в содержание жизни ребенка тоже в полноценном виде, а не как его "этапный" суррогат - воспроизведение образа слова по его графической модели". Поражает тот факт, что подобного рода абстракция / вполне допустимая и возможная как декларация в устах любого представителя кондовой, просвещенческой педагогики/ оказывается для автора "Азбуки чтения" системообразующей идеей отработки действительно новой педагогической технологии обучения, нет - увлечения миллионов и миллионов нашей детворы чтением как образом жизни. Не могу компетентно судить о детялях, частностях, хитринках этой технологии/именно - технологии , а не пресловутой методики,ибо для технологии,по мнению автора, характерна системность, воспроизводимость ,устойчивость результатов/,разработанной корректно и воспроизводимо в массовом опыте, теперь -уже на региональном уровне. Но с позиций своей профессиональной ограниченности не могу не поддержать более широкий и перспективный для дальнейшего педагогического поиска вывод А.Кушнира о необходимости учета соотношения эмоционального и интеллектуального "компонентов" информационного поля учащегося, особенно - в условиях предельной и примитивной рационализации педагогических методик "обучения". Его вывод о том, что формальные границы информационного поля должны исчезнуть из поля зрения учащегося, что только значительный объем эмоционально переживаемой информации создает необходимое пространство,в котором индивидуальность ребенка полностью свободна, веками известен творчески - мыслящим людям, в том числе - и основоположникам нынешней школьной системы. Известен - но преследуется как ересь поборниками зашоренной, казарменной педагогики "обучения", отмежевавшим себе право третировать свободу ребенка как подрыв "устоев". Кстати, приобретая властную силу,они делают все возможное ,чтобы вытравить из школы-искусство, из педагогики - творчество, из жизни ребенка - радость постижения и открытия ,изобретая все новые и новые "стандарты образования". В наших условиях именно они,уважаемые метры от изжившей себя дидактики с академическими степенями и пропахшим нафталином авторитетом и их выученики - чиновники от педагогики, в штыки встречают любой намек на интеграцию эмоций и знаний, науки и искусства в процессе становления ребенка. И уж тем более для них неприемлем подход к ребенку с позиций гоминизации, при признании его своеобычности, неповторимости,если хотите - принципиальной несравнимости с любым стандартом. Полагаю, что теперь они обрекут уникальный труд Алексея Кушнира - на снобистское замалчивание.Мое поколение энтузиастов уже испытало подобный прием на себе...

Но в мыслях,парадоксальных идеях,задумках Алексея Кушнира высвечивается такая первооснова педагогики будущего тысячелетия, от которой никому не дано отмолчаться. Всем своим дерзким поиском он пытается показать реальную перспективу интегративной системы образования. Скажем откровенно - любим мы все модные словесные штампы, стереотипы,кем - то пускаемые в оборот. Любим - и начинаем без нужды вещать о "консенсусе", "менеджменте","мониторинге","менталитете", уютно приспосабливая новые звучные термины под банальное, алогичное содержание нашего примитивного социального бытия, вполне описываемого в стиле самой захолустной лексики. Иное дело - интеграция всех образующих индивидуальность сил во имя максимально эффективного ее свободного, незашоренного развития. Идея эта - стара как мир;она является основополагающей как для семейной, так и для народной педагогики, ее в принципе никогда не отрицала просвещенческая система организации образовательных учреждений, их функционирования. Отмечу одно необычайно точное наблюдение Алексея Кушнира, который обладает даром видеть в обычном - необычное. Отрицая традиционную оценку как форму бездейственного наказания и нивелирования детей и заменяя ее позитивным анализом устойчивого роста самого ребенка, вытесняя унылое "тематическое планирование" своеобразным художественно - образным конструированием занятий, вызывающих у ребенка внутреннюю потребность найти ответы и активизирующих его готовность воспринять новую информацию, одним словом - отрабатывая драматургию "высшего пилотажа в педагогическом искусстве", он позитивно оценивает накопленный исторически опыт творчества одного учителя совместно со многими детьми в начальных классах.Здесь он видит возможность перерастания уроков художественного чтения в уроки ораторского искусства для овладения каждым великой магией устного слова, иначе говоря - естественного , природосообразного интегрирования многих планов, слоев "информационного поля". Предложенное им теоретическое зерно интеграции, не внешней и формальной, но органической,соответствующей природе человеческого познания, открывает перед ним захватывающие перспективы отработки общей концепции образования.Культура вообще, искусство - в частности для него на этом пути - естественные и исторически выверенные союзники.Их мощь, помноженная на всесилие новой информационной культуры, безусловно позволит Алексею Кушниру в ближайшем будущем отработать фундаментальный вариант концепции образования ХХ1 века.