Владимир Александрович
Разумный

Татьяна Киселёва

НАДЕЖДА РОССИИ

Стаи невесть откуда нагрянувших на Россию либералов, демократов и прочих восставших из небытия героев Салтыкова-Щедрина, тужиться, словно штангисты на ринге, в поисках "национальной идеи". Им невдомек, что разрушенная ими социалистическая цивилизация, создавшая непреходящие духовные ценности двадцатого века, выдвинула, обосновала и защитила в гигантских сражениях Великой отечественной войны эту идею, которая, кстати, владеет ныне умами двух третей населения нашей планеты, которая вновь возрождается в новых поколениях русских людей. Напомним, что в структуре нашей национальной идеи особое место отводилось женщине - матери и женщине - творцу. Нет, не той женщине, которую бросили в многомиллионный челночный промысел во имя позорного тезиса о "необходимости выживания" и даже не той бывшей комсомольской функционерке, которая призвана для видимости разбавить толпы властных чиновников во всевозможных "думах" и "префектурах". А той, которая воевала на равных с мужчинами во всех войнах столетия, да к тому же взяла на себя непомерную тяжесть восстановления России из пепла военных пожарищ в послевоенные годы. Той, которая действительно руководила на равных с мужчинами страной, на равных творила и промышленный потенциал страны (его либералам и демократам не удается до сих пор разворовать), и сельское хозяйство, и культуру. Той, для которой не были закрыты любые руководящие посты в стране.

Сейчас как своеобразный противовес, возникает изобилие женщин в других сферах социальной деятельности, что позволяет говорить о чрезмерной, а порою даже опасной их феминизации. Мужчина "выдавлен" в них почти повсеместно. Прежде всего, пожалуй, из сферы образования, где мужчина практически изгнан. Но и в этой ситуации трудно не заметить скрытых препон, которые не допускают продвижения женщин на масштабные руководящие посты. Впрочем, тщетно, ибо организаторский талант и лидерские качества женщин - безусловная реальность информационной цивилизации, которую, как и восход солнца, невозможно ни явно, ни тайно отменить. Счастливую встречу с каждой из таких женщин почитаю подарком судьбы, дающим основу для размышлений о перспективах нашего сумбурного российского бытия.

Одна из них - доктор педагогических наук, ректор Московского городского университета культуры Татьяна Григорьевна Киселева. Не буду приводить ее другие звания и должности, которые легко найти в Интернете. Да и цель моя иная, чем жизнеописание яркой, нестандартной женщины, руководителя общероссийского масштаба. Мне всегда представляется наиболее интересным и свойственным моему характеру импрессионистский подход к человеку, анализ тайны его целостного образа через небольшие и выразительные мазки - зафиксированные наблюдения.

Первая моя встреча с Татьяной Киселевой произошла еще в ту пору, когда она работала в сфере профсоюзного движения. Ознакомившись по просьбе коллег с ее трудом по истории международного женского движения, был приятно поражен неординарностью ее мышления, умением копаться в архивах, а главное - без опаски ставить наболевшие вопросы этого движения у нас в России. Но, пожалуй, еще больше был поражен при личной встрече, что эта спокойная русская красавица обладает таким упорством в отстаивании выстраданной концепции и широтой мировоззренческого кругозора. Не понимал, но ощущал как педагог, что ей предуготовлена судьба масштабного лидера. В этом интуитивном предвидении меня еще больше убедила ее докторская диссертация, а затем - и книга, которую в беседе наедине, уже после блестящей защиты, я сравнил (убежден - с полным педагогическим основанием) с классическим трудом А. Бебеля "Женщина и социализм".

Не был, поэтому, удивлен и тогда, когда сложный, многопрофильный и талантливый коллектив Института культуры почти единогласно избрал ее ректором. С той поры наши встречи носили более эпизодический характер, главным образом, - во время оппонирования по ее просьбе тех или иных сложных, проблемных диссертаций. Подметил, как ей всегда удается корректно, с женской мягкостью и непреклонностью ученого защищать диссертанта в самых конфликтных ситуациях. Но, понимая всю безмерность нагрузки, выпавшей на ее долю в тот период, всегда старался избегать любых деловых разговоров. Даже в домашней обстановке, у меня на квартире или же у нее в необычайно гостеприимном и по-русски хлебосольном доме.

Однажды после очередной защиты Татьяна Киселева попросила меня остаться с ней на несколько минут для осмотра того, чем она законно гордилась - интерьерами Института, ставшего уже Московским государственным университетом культуры и искусств, новыми залами и общежитием и конечно же - торжественным актовым залом, являющимся одновременно и вратами в Университет, и концертным залом. В этом действительно комфортабельном помещении, отвечающем самым высоким требованиям современного дизайна, она с поразительной нежностью гладила и мраморные стены, и новые скульптуры, одновременно рассказывая, как все это ей добывалось и доставалось в самых разных регионах России, как увлеченно помогали ей те, кого мы по традиции именуем чиновниками от культуры, которые далеко не одноплановы по своей человеческой сущности, по своим человеческим качествам. А дальше мы пошли по анфиладе кафедр, где она с чисто женским восторгом рассказывала и о ветеранах университета, и о тех новых творческих силах, без которых Институт культуры не превратился бы в Университет культуры и искусств. Подметил - обо всех без исключения она говорила лишь доброе и светлое, что свойственно отнюдь не каждому ректору.

Не могу забыть и юбилейный вечер в переполненном концертном зале "Россия", где после ее краткой приветственной речи мы оказались рядом с ней в партере. Думаю, что никто, кроме меня, не видел слез радости на ее глазах во время выступлений бывших выпускников Института культуры и задорных студентов Московского университета культуры и искусств с уникальной по экспрессивности художественной программой.

Но лидер, а тем более вызывающая у всех скрытых, подпольных недоброжелателей зависть очаровательная женщина, не может не быть подобным бойцу на ринге. Здесь важно не только все явное в действиях оппонента, но и скрытые, порой выходящие за рамки человеческой добропорядочности недозволенные приемы. Скажем - ошеломляющий и неожиданный удар значительно ниже пояса. Получила его вопреки логике всех ее действий и Татьяна Киселева. Думаю, что мне первым ночью на Интернете, в разделе Новости.Ru удалось прочитать сообщение о том, что она (вслушайтесь только в этот бред) незаконно выдала в Университете дипломы на :550 000 долларов! Не верите? Войдите в Интернет в Rambler через поисковую статью "Татьяна Киселева" - и вы сможете прочитать и все многочисленные панегирики в ее адрес, и эту (для меня бесспорно - отвратительную) инсинуацию. Сразу же, невзирая на предрассветное время, позвонил ей по мобильному телефону, оказывается - в Сочи, где она отдыхала. Уверен - только подлинный лидер, понимающий все механизмы и пружины подковерной борьбы, может так спокойно и с юмором ответить, как она. И что уже почти смешно - она начала успокаивать меня, что продолжает делать и теперь, когда в юридических действиях выявился весь ее бойцовский характер.

В ее торжестве - не сомневаюсь. Не перестанет она быть и улыбчивой, очаровательной женщиной. Но в подсознании все же возникает еще и еще раз сомнение - а не потому ли заварилась эта недостойная каша вокруг ее имени, что она - незаурядная женщина. У нас в России до сих пор это - непростительный недостаток, о чем, конечно, все помалкивают. Полагаю, что в этом плане от нас правильно дистанцируется Европа. Да и Азия, претерпевшая подлинную революцию в женском вопросе, вряд ли нас теперь понимает. Кстати, ту революцию в системе отношений полов, о которой много лет тому назад писала именно Татьяна Киселева.