Владимир Александрович
Разумный

Альфред Гинзбург

Незримый гений

С обостренным интересом обычного представителя уходящего поколения наблюдаю за тем новым, порою - совершенно неведомым, что всесокрушающим потоком меняет и образ жизни, и традиционные ценностные ориентиры, и стиль поведения. Наблюдаю не только непосредственно ( в моем возрасте в толпу не врубишься, по городам и весям не постранствуешь! ), но и при помощи всемогущих, фантастических средств массовой информации. И прежде всего, конечно, при помощи Его Величества Интернета, преобразующего всю систему наших контактов и информационное поле человечества. Можно, конечно, посмеиваться над службой знакомств в Интернете. Но - над кем смеетесь? Неужели наши старомодные рецепты случайных знакомств - более действенны и оптимальны по результатам? Но все же и эти рецепты отнюдь не исчерпали себя; непредсказуемая жизнь порою дарит нам столь уникальные встречи, знакомства, формы общения, которые никто и никогда не заменит строго запрограммированными информационными технологиями.

Так или приблизительно так всегда думаю, когда вспоминаю удивительных людей, с которыми меня свела благосклонная судьба и с которыми тем больше сближаюсь с годами, чем они удивительнее. И вот - лишь прелюбопытный пример тому. От отца, от семьи, от всего окружения детских и юношеских лет усвоил нравственный постулат - никогда не хлопотать, не радеть за близкого, пусть самого родного человека, что является нравственной установкой мира Фамусовых. И вдруг однажды получаю письмо от сына из авиадесантной части с просьбой устроить его после демобилизации:учеником к какому-нибудь скрипичному мастеру. Отказать? Глупо, ибо не место клерка в какой-либо престижной конторе он просит. Помочь? Но как, каким образом, ибо о скрипичных мастерах мы с женою ничего не ведали, разве что пробавлялись легендами о Страдивари и Гварнери.

К счастью, в дружеском окружении моей семьи оказалось много высокопрофессиональных музыкантов и работников культуры. По их совету мы начали визиты ко всем тем уникальным умельцам, которые поставляли на профессиональный музыкальный рынок не < дрова > и не < ширпотреб > для массовой и ныне преблагополучно скончавшейся < самодеятельности >, чем занимались в ту пору музыкальные фабрики, но уникальные инструменты. Да какого уровня и качества! Ведь именно их руками были созданы все те шедевры инструментального творчества, которые всегда были в руках наших ведущих и с полным основанием прославленных музыкантов - от баянистов до скрипачей, от виртуозов фольклорного исполнительства на народных инструментах до флейтистов в классических оркестрах. Без преувеличения - сам рассказ о наших визитах к кудесникам, в руках которых обычные, где-то на свалках добытые старые подоконники из резонансной ели прекращались в красавиц, сопоставимых только с Афродитой либо Фриной, мог бы занять десятки страниц. Да и то, пожалуй, они не передали бы нашего изумления, восторга, восхищения перед тайнами творчества. Но каждая подобная встреча оставалась подобием посещения музея, ибо не решался ( в силу самых разных причин ) практический вопрос об обучении сына как скрипичного мастера.

Как всегда в человеческом общении помог случай - один из ведущих работников Министерства культуры СССР Галина Грешилова, в сотрудничестве с которой мы подготовили Государственную программу эстетического всеобуча ( кстати, одобренную одним из последних Съездов КПСС ) со свойственной ей резкостью суждений спросила, почему мы сразу не обратились к Альфреду Гинзбургу? В самом деле - почему, ибо Альфред Гинзбург, прошедший огромный и многотрудный путь уже в то время был маститым директором Московской экспериментальной фабрики музыкальных инструментов, некогда - Баянной фабрики им. РККА, на которой работали всемирно известные мастера.

Итак, я - в кабинете директора этой знаменитой фабрики в Москве, на Первом Тружениковом переулке, в ожидании типичной встречи с традиционным бюрократом. Но как же велико было мое удивление, когда через несколько минут взаимного ознакомления мы уже сидели за уютным столиком, попивая преотличный чай, а мой собеседник, удивительно ладный, спортивного типа человек, не побоюсь сказать - изящный во всем начал выпытывать у меня новости из мира философской терминологии, завел в дебри семантики и нововведений тех философов, с которыми ему приходилось встречаться в бесчисленных поездках по миру. Столь же велико было удивление, когда с восторгом коллекционера он показал мне уникальную коллекцию музыкальных инструментов, которые собирал на фабрике для передачи опыта грядущим поколениям музыкальных мастеров. Кстати, тут же с грустью заметив, что у нас в Государственном реестре профессий и специальностей не существует профессии музыкальный мастер. Иными словами, те, чьи скрипки держал Д. Ойстрах или баяны - виртуозы оркестра им. Осипова проходили по графе :слесаря со всеми вытекающими из этого материальными и социальными последствиями.

О том, как Альфреду Гинзбургу удалось создать новую, сразу же завоевавшую мировое признание по качеству инструментов Московскую экспериментальную фабрику музыкальных инструментов в Очаково, какой трагедией для него явилось ее исчезновение в смутные, позорные дл России годы всеобщего < реформаторства > девяностых годов прошлого века сказано и устно ( вполне фольклорно! ), и в прессе благодаря гражданскому мужеству журналистов предостаточно. Часами во время встреч у меня дома, после какой-либо зарубежной поездки, где коллеги его всегда встречают как общепризнанного мэтра мировой музыкальной культуры он избегал жалоб и бесплодных сетований. Ибо - он человек практического действия, верный раз и навсегда избранным идеалам. Вот об этом, пожалуй, стоит сказать особо.

Увлеченный горнолыжным спортом, преданный ему всем сердцем, всеми фибрами души, однажды он упал на крутом склоне, серьезно травмировав позвоночник. Диагноз врачей был весьма и весьма пессимистичным. Но вопреки всем диагнозам, он поправился и сразу же с друзьями - физиками, космонавтами, астрономами устремился на склоны Терскола и вершины Альп. Вспомните провидческую песню Владимира Высоцкого о том, с кем можно идти в одной связке в горы! В связке с Альфредом Гинзбургом, не задумываясь, идет любой. Не случайно же его товарищи по альпинистским одиссеям подарили ему не более не менее как :сертификат Серии 15 № 002420 на владение звездой из Созвездия Рак, которое присвоено имя < Шкода> ( соответственно его школьной кличке, кстати, весьма образно выражающей доминирующую черту его неуемного характера! ).

Безграничная и бескорыстная доброта Альфреда Гинзбурга - его alter ego всегда и везде, безотносительно табели о рангах и соображений о < нужных людях >. Стоило, например, ему узнать о драме девочке - переселенке в Орловской области, талантливой в музыкальном отношении, но лишенной какой бы то ни было возможности приобрести инструмент, он высылает его за свой счет. Вслушайтесь, как отреагировал на подобную вполне характерную для Альфреда Гинзбурга акцию Председатель Орловской областной общественной организации < Рассвет > В. Сафонов: < Какое огромное счастье Вы подарили девочке - переселенке, счастье понимать и быть понятым, слышать и быть услышанным, мечтать - любить - прощать, а главное - творить.

Благодаря щедрости Вашей души она верит, что жизнь прекрасна, и мы надеемся, что с Вашей помощью на небосводе России загорится новая звезда и множество великих произведений будет сыграно в Вашу честь.

Поклон Вам до земли, пока есть такие как Вы, возрождающие меценатство на Руси, она будет рождать и открывать миру новые таланты>.

Бывая на фабрике, наблюдал отношение рабочих ( точнее - мастеров инструментального дела ) к Альфреду Гинзбургу. Нет, это не просто уважительное отношение к начальству и не панибратская реакция на доброго руководителя, но скрытая, быть может - чисто интуитивная вера в то, что с ним - можно и стоит идти в одной связке. И они никогда не ошибались в своих предчувствиях: как бы ни было трудно, он защитит их, поможет в любой беде. А ведь таких бед было немало, о чем умалчивает официальная документация и о чем, наверное, стоит именно мне рассказать.

Как оплатить действительно бесценный труд мастеров музыкальных инструментов, если они никогда не пойдут на должность слесаря или столяра? Идея, внедренная им в практику, оказалась до гениальности проста: объединить вокруг фабрики так называемых надомников, а точнее - художников, обеспечивая их по договору бесценным материалом - индийскими лаками и вьетнамской древесиной драгоценных пород, а также честными, открытыми услугами реализации инструментов. Свершилось почти чудо - в консерватории, музыкальные школы и училища пошли инструменты, как ныне говорят - вполне конкурентоспособные на мировом рынке. Об этом Альфреду Гинзбургу неоднократно официально заявляли на всевозможного рода симпозиумах и конференции отнюдь не склонные к сентиментам дельцы от индустрии музыкальных инструментов, заявляли и устно, и письменно. Жаль, бесконечно жаль, что их голоса не хотели услышать нынешние сторонники рыночной экономики, которые напоминают мне динозавров в музее хрусталя.

Идет время, все больше и активнее в России торжествуют бездарные чиновники, захватившие вполне противозаконно всю полноту реальной власти. Рушится и здание, с таким трудом возводившееся Альфредом Гинзбургом, его ближайшими соратниками по общему делу. В итоге - умирает знаменитая Очаковская фабрика, разбегаются во все стороны во имя выживания неповторимые, действительно бесценные мастера или же просто, по-русски спиваются. Остаются лишь отдельные островки ( подобные группам мастеров, работающих под руководством преемника Альфреда Гинзбурга - талантливейшего русского умельца Сергея Баринова, занимающиеся производством заказных баянов ). Но и на краю пропасти Альфред Гинзбург остается верным себе бойцом, которого действительно никому не дано сокрушить, втоптать в пыль небытия. В апреле 1989 года им создается ( ныне - существующая как вполне самостоятельная организация ) Российская ассоциация мастеров музыкальных инструментов. Конечно, к алогизму российской рыночной экономики по делу Альфреда Гинзбурга присоединяется и социально-политическая беда: разрушение традиционных экономических связей с Украиной, Белоруссией, Казахстаном, то есть с самыми солидными еще недавно потребителями музыкальных инструментов. Но Ассоциация на удивление всем выжила и набирает обороты производства и воспитания новой генерации чудо - мастеров.

Казалось я достиг в рассказе о бойце за материальную базу русской культуры (а точнее - за ее существенную грань, ибо музыкальные инструменты, которые старается производить Альфред Гинзбург, мыслятся им только как произведения искусства! ) апогея. Не тут-то было. Совсем недавно и помещение Ассоциации, и значительная часть коллекции, с таким трудом собранная Альфредом Гинзбургом как завет потомству, как наглядное воплощение всех тайн мастерства, сгорела в пожаре. Сдержусь - но ведь ест какая-то общая причина, обрекающая на сожжение бесценные памятники русской культуры! Но уже сейчас, сегодня он сделал все возможное и невозможно для возрождения Российской ассоциации мастеров музыкальных инструментов. Еще немногое - и новые планы Альфреда Гинзбурга будут реализованы с таким масштабом и с такой полнотой, которую сейчас нам не дано предвидеть. Люди его типа - непредсказуемы; потому они и являются бродилом общечеловеческого прогресса.