Владимир Александрович
Разумный

Сергей Герасимов

Тот, кто привносит хотя бы крупицу в сокровищницу культуры, заслуживает всеобщего и благодарного признания. А если же он своим творчеством порождает новые ценности в самых разных сферах нашего бытия, то в будущее он войдет как поучительный пример величия человеческого духа. Именно такой была жизнь Сергея Аполлинарьевича Герасимова.

Актер, режиссер, ученый, педагог, литератор, общественный деятель:Но анкетная сторона дела отнюдь не раскрывает индивидуальности Творца. Сущность - в другом, и прежде всего - в его поразительной способности сказать свое, новое слово всегда и во всем, чему он посвящал себя.

Уникальный по жесткой графичности актер, он стал ведущим режиссером советского кинематографа, фильмы которого ( " Семеро смелых ", " Учитель ", " Молодая гвардия ", " Тихий Дон " ) во многом предопределили эстетику социалистического реализма в кинематографе. Гражданин и мыслитель - энциклопедист, он с удивительной прозорливостью предвидел драматизм тех социальных потрясений, которые обрушились на Россию через десятилетия после появления его фильмов " Журналист ", " У озера ", " Любить человека ", " Дочки - матери ". Выдающийся педагог, он воспитал в своей мастерской / в которую иногда доводилось попадать и нам, заурядным студентам Всесоюзного государственного института кинематографии /, таких выдающихся режиссеров и актеров, как Сергей Бондарчук, Лев Кулиджанов, Татьяна Лиознова, Нонна Мордюкова, Николай Рыбников, Людмила Гурченко, и многих других, не менее знаменитых деятелей нашей культуры, сохранивших и приумноживших ее славу.

В течение почти сорока лет мне доводилось встречаться с Сергеем Герасимовым в самых разных ситуациях: во время творческих дискуссий в Союзе кинематографистов, на заседаниях всевозможных общественных и научных советов, в министерских кабинетах. Сдержанный, ладный и упругий в мыслях, он не любил суесловия, не подпускал к себе болтливых собеседников. Его суждения, выверенные и парадоксальные, выражали прогностический характер мышления.

Однажды на Ученом совете Института художественного воспитания, в ту пору, когда это был действительно живой, мыслящий коллектив, а не равнодушное собрание " научных работников ", представителей казенной бездетной педагогики, разгорелась дискуссия вокруг выдвинутой мною идеи вариативности программ художественного цикла в школе. Идея эта вызвала ожесточенный и на редкость единодушный отпор сторонников унифицированной педагогики, всерьез полагавших, что все учителя страны во всех ее регионах должны руководствоваться едиными программами по изобразительному искусству и музыке. После бесплодной дискуссии с оппонентами мы оказались в центре древнейшей части Москвы вместе с Сергеем Апполинарьевичем. Чувствовалось, что он был беспредельно раздражен.

- Какие единые программы? - спрашивал он и тут же отвечал: Ведь преподавание - это искусство, это та же режиссура. Я всегда говорил и говорю в мастерской: нет и не может быть единого и общепринятого курса режиссуры, есть мастер и его эстетическое кредо. И так же, конечно, в школе. Был я на уроках в школах Забайкалья. Там встречал таких педагогов литературы и музыки, которых иначе как художниками не назовешь.

А впрочем, дело не в ортодоксах от педагогики, разрабатывающих убогих программы - шаблоны. Главное в том, что власти стоят над культурой:

Слова эти, выражавшие то, что подлинные русские интеллигенты того времени только ощущали, побудили меня всю дорогу до его дома слушать великого художника. Он говорил о традициях русской дореволюционной школы, называя уникальные пособия по истории, мифологии, искусству, энциклопедические издания типа " Художественной энциклопедии" Ф. Булгакова, книги для семейного чтения, о тех требованиях по исторической, филологической, лингвистической культуре, которые предъявлялись к выпускникам этой школы.

- Так давайте же начнем - с наивным пафосом всемогущего директора издательства " Педагогика " воскликнул я. - Давайте отработаем проспект своей " Энциклопедии мировой культуры " и издадим ее массовым тиражом, большим, чем я сейчас выпускаю " Детскую энциклопедию "!

- Давайте, давайте! - хитро прищурив глаза, предложил Герасимов. Он продолжал думать вслух о том, почему культура всех времен и народов остается за бортом школы, почему образование индивида заменено обучением, почему опыт великих учителей человечества не используется нами.

И совершенно неожиданно сказал:

- А жаль, что мне не дают поставить фильм о молодом Ленине. Не дают, не дают:

Он повторил жестко эти слова, как бы предупреждая мои сомнения, как бы опровергая мою уверенность в его всесилии как общепризнанного мастера.

И продолжал:- А ведь именно там, в те смутные и бурные времена была поставлена трагическая для нас навсегда проблема: культура или власть. Трагическая, и это покажет будущее народа и власти.

Через несколько дней я звонил ему домой. Все планы, рожденные той беседой, напрочь отмели как тусклые чиновники от просвещения, так и их коллеги в Комитете по печати - мои начальники. Отмели, не понимая, что всех их скоро сметет в небытие социальный хаос, во многом предопределенный общим бескультурьем - политическим, историческим, нравственным, эстетическим. Единственным утешением оказалось блистательная книга Сергея Герасимова " Воспитание кинорежиссера", присланная мне с надписью: " Владимиру Александровичу - с сердечной симпатией. С. Герасимов".

Самые темные, невежественные силы делают все возможное, чтобы классические фильмы мастера не увидели новые поколения. Не верите? Спросите у ваших детей, кто из них сумел просмотреть " Семеро смелых " или же " Молодую гвардию": Впрочем, подобное варварство отбросило в небытие всю советскую классику, от " Броненосца " Потемкина " до " Мы из Кронштадта" и " Чапаева", перед которой преклонялся весь мир.

Но в духовной силе учеников Сергея Герасимова, в его классической книге по художественной педагогике " Воспитание режиссера ", в исканиях его зрителей и читателей пульсирует та неукротимая творческая энергия, которая гарантирует неизбежное возрождение России, ее выход из мрака социального абсурда и властного своеволия. Будут, будут наслаждаться наши внуки и " Чапаевым ", и " Молодой гвардией " Сергея Герасимова: